Поисковый интернет портал

Куда ездили отдыхать раньше туристы?

Куда ездили отдыхать раньше туристы?

Выбирать не приходилось. Сo свойственной ему энергией, честностью и трудолюбием П. К. Козлов горячо взялся за новую работу, тем более, что в Иркутске он встретил людей, в свое время содействовавших отправлению четвертой экспедиции Пржевальского, с которой ехал и он — молодой вольноопределяющийся. Скот частично заготовлялся в Монголии, и П. К. Козлов ревниво расспрашивал приезжавших оттуда заготовителей о знакомых, памятных местах. За выдающуюся работу по новой специальности П. К. Козлов был произведен в генерал-майоры. Но он не спешил заказывать себе генеральский мундир. Это меньше всего занимало путешественника.

Он не ошибся. Едва отгремели выстрелы гражданской войны и молодая Советская социалистическая республика, разгромив контрреволюцию, изгнав интервентов, начала залечивать раны и восстанавливать разрушенное хозяйство, как сразу же во всю ширь были поставлены задачи развития науки. Уже в 1922 году, когда в Поволжье еще был голод, когда казалось, что за первоочередными текущими народнохозяйственными задачами трудно было добраться до вопросов научно-исследовательской работы. Обсуждался вопрос о развертывании работы Академии наук, о подготовке к грандиозному празднованию ее двухсотлетнего юбилея, на которое приглашались ученые всего мира. И вот четырнадцать лет спустя после открытия Хара-хото советское государство, высоко оценившее заслуги П. К. Козлова, поручило ему организовать новую, Монголо-Тибетскую экспедицию. Несмотря на свои шестьдесят лет, энергичный, живой, кипучий путешественник с молодым задором взялся за организацию экспедиции, и в 1923 году она уже отправилась в путь. Среди членов экспедиции была талантливая ученица и близкий друг — жена путешественника, орнитолог Е. В. Козлова-Пушкарева. В верхнем бассейне реки Селенги (реки Хара, Тола, Орхон), юго-западном Кэнтее и южной монгольской полупустыне экспедиция прозела большую исследовательскую работу.

Вблизи реки Хара, в ущельях гор Ноин-Ула (Суцзуктэ, Цзурумтэ и Туд- жиртх) П. К. Козлов начал раскопки обнаруженных им двухсот двенадцати курганов и глубоких могил, относящихся к Хань- ской династии (III в. до нашей эры — III в. нашей эры). Раскопки дали множество исключительных находок, относящихся к древней культуре Китая, со следами античного влияния. Среди найденных вещей были золотые, бронзовые, янтарные, железные, деревянные лакированные предметы, китайские шелковые ткани и замечательной расцветки кисея с орнаментом тончайшей работы, шелковый халат со следами опушки из меха, флаги цилиндрической формы, войлочные ковры, обшитые шелком, котлы, сосуды, курильницы, деревянный снаряд для добывания огня и бумажные деньги Юаньской династии. В верховье Орхона был открыт мощный водопад, названный «Водопадом экспедиции Козлова». же, в Хангае, у восточной подошвы Хан-кокшун-ула нашли развалины китайского города Шюа-уй-чжен, построенного войсками знаме-‘ нитого Хубилай-хана, покорившего Китай и дважды совершавшего нападения на японские острова. Экспедиция длилась с 1923 по 1926 год и сделала огромный вклад в мировую науку. По возвращении из Монголии Петр Кузьмич обычно жил в своем маленьком домике, в лесу, в деревне Стречно

Загрузка...